Александр Токарев: дизайн
12 заметок с тегом

дизайн

Эти непостижимые пиктограммы

Как-то делал я серию иконок-пиктограмм для буклета на тему телекоммуникаций. А заказчик всё не хотел их принимать: его не отпускали тяжкие сомнения, что смысл пиктограмм может быть для целевой аудитории недостаточно ясен.

Я, в свою очередь, пытался донести до заказчика мысль, что для пиктограмм такое положение вещей, вообще-то вполне нормально — просто в силу ограниченности пиктограмм как средства визуальной коммуникации. Причем, чем более сложную и абстрактную идею (те же телекоммуникации, как вариант) вы пытаетесь впихнуть в пиктограмму, тем выше шанс, что публика эту пиктограмму истолкует крайне широко и неточно.

Скажем, если вы изобразили нечто предельно конкретное — к примеру, схематичного человечка на лыжах — всё нормально, нет проблем: с большой долей вероятности публика опознает в пиктограмме или лыжника, или лыжный спорт, или лыжную трассу, что вам и требуется. Но попытайтесь-ка придумать однозначно распознаваемую пиктограмму для какой-нибудь сложной технической абстракции, вроде «асинхронной передачи данных». Причём, не используя буквы или текстовую подпись. А я на вас посмотрю.

Вот, кстати, пример. Предлагаю вам точно — подчёркиваю, точно! — угадать, что означают эти пиктограммы. (Рисовал не я, честное слово.) Чтобы избежать случайных подсказок, не буду говорить, где я их обнаружил.

Пока вы размышляете над ответом, давайте и я попытаюсь угадать. Ну, с первой пиктограммой, по-моему, всё предельно ясно: это полосатый жёлудь с пропеллером летит к звёздам. Вторая несколько похитрее будет… Хмм… Ага, возможно, что-то такое: «узрите, братие: чудо! Неведомый фрукт падает в руки из ниоткуда!»

Ну как, определились с вашей версией насчёт смысла пиктограмм? В таком случае, уважаемые знатоки, внимание, вот правильный ответ.

18 октября   дизайн

Ждите, ждите…

Кнопка включения светофора

Внимание, друзья, задача на дизайнерское мышление. Посмотрите на жёлтую коробку на фото (это пульт принудительного включения зелёного сигнала светофора на пешеходном переходе), и найдите в её оформлении главный дизайнерский косяк.

Не знаю, что скажете вы, а по-моему, главный дизайнерский косяк тут — не шрифт, не графика и не пропорции. А слово «ждите». И вот почему.

Скажите, что нужно сделать пешеходу, чтобы включить зелёный сигнал и перейти на другую сторону? Только ли ждать? Нет, конечно. Можно ждать сколь угодно долго, но сигнал сам собой не включается (я, например, проверял). Ведь до того, как начать ждать, сначала надо нажать на кнопку. Именно это — главное, основное действие. А на коробке что написано? Что нам советуют сделать? Ждать. Причём, в совокупности с перстом, повелительно указующим сверху вниз, эта команда считывается как «ждать тут».

У этого светофора я не раз наблюдал, как пешеходы стоят, глядя на другую сторону дороги, и ждут, ждут… Очень многие напрочь не замечают эту жёлтую коробку. И я убеждён: дело не только в том, что она, допустим, недостаточно габаритная или яркая, но и в том, как она оформлена.

Поясню, что я имею в виду. Как работает наше внимание в условиях передвижения в городской среде (читай: повышенного уровня визуальной стимуляции и стресса)? Оно работает избирательно и суженно, вследствие чего многие стимулы обрабатываются подсознанием. К примеру, подходит пешеход к такому вот незнакомому полуавтоматическому светофору. В наушниках играет музыка, глаза смотрят то в смартфон, то на дорогу, мысли вообще непонятно где. Не удивительно, что сознание пешехода эту жёлтую коробочку с кнопкой не замечает, потому как занято всеми этими очень важными делами. Но подсознание — более «автоматическая» часть психики — её видит прекрасно. Однако что же оно на этой коробке видит? Какую команду? Команду «ждите». Окей, говорит подсознание, исполняю. Жду. Соответственно, и пешеход стоит, глядя в пространство. И ждёт, ждёт, ждёт…

Ещё один смысловой и оформительский момент: указующий перст не великоват ли? Мне вот, например, кажется, что кнопка на его фоне теряется. И если глядеть со стороны, создаётся впечатление, что перст указует не на кнопку, а на слово «ждите». (И в этом случае хочется сказать: спасибо, читать умеем, ждём. Чего тут лишний раз на очевидное пальцами-то указывать?)

Итого, с учётом всего сказанного, вопрос. Можно ли разместить эту информацию так, чтобы дать подсознанию пешехода правильную подсказку и тем самым сделать коробочку более заметной? И чтобы всё это считывалось в нужной последовательности?

Я думаю, можно. Эскиз прилагаю.

 Кнопка включения светофора
9 октября   городская среда   дизайн

Как пройти в ГБОУ?

Городские навигационные указатели в Москве

Некоторое время назад на перекрёстках Москвы — сначала в центре, затем на периферии — появились вот такие навигационные столбы с синими указателями-табличками. Вообще, сама идея оснастить город навигацией для пешеходов, да ещё с подстрочником на английском — она хорошая. Однако к её реализации у меня как дизайнера и жителя мегаполиса есть два существенных замечания.

Отсутствие группировки названий

Не продумана ситуация, когда на столбе требуется разместить указатели на несколько филиалов одного и того же учреждения. См. фото: там сразу четыре (!) указателя на 902-ю школу, два из которых указывают вперёд, а два — направо (!!). Да, конечно, если по-деревенски неспешно изучить все указатели, сопоставить их, то наверное, есть шанс заметить, что школа одна и та же, а адреса разные. Но представьте, что вы — застрессованный городской пешеход, который здесь впервые, и в спешке пытаетесь сориентироваться. Очень запросто может случиться, что вы не заметите мелкие надписи с разными адресами и кинетесь бежать по тому из четырёх, который заметили первым. И с вероятностью 3 из 4 ошибётесь. Ну а раз так, много ли толку от такой навигации?

Для подобных случаев предложил бы размещать всю информацию о филиалах одного и того же учреждения на одной табличке, чтобы у пешеходов от такого многообразия крышу не сносило. Скажем, вот так:

ШКОЛА № 902
• Бирюлёвская ул., д. 23 ↑
• Педагогическая ул., д. 3 ↑
• Ряжская ул., д. 9 →
• Ряжская ул., д. 11 →

Да, я понимаю, что текущий формат указателя, состоящий из одинарных табличек, не предусматривает подобную группировку названий. Что поделаешь, бывает. Не подумали. Рекомендую подумать и переделать.

Присутствие аббревиатур

Чуть ли не каждое название предваряет маловразумительная для обывателя аббревиатура — ГБОУ, ГБУЗ, и т. д. Граждане чиновники, внедрившие всю эту казёнщину! Поймите простую вещь: все эти ГБУЗы, ГБОУ и прочие бог знает штоу — всему этому место на казённых бланках, ведомостях и фиолетовых печатях. Но никак не на уличных указателях. Потому что навигационные знаки должны быть предельно лаконичны. Ну в самом деле, вы когда нибудь слышали, чтобы настоящий живой человек на улице спрашивал дорогу к «государственному бюджетному образовательному учреждению „Школа номер девятьсот два“»? Нет. Потому что в реальности всё проще и короче:

— Здрасьте, 902-я школа где?
— Которая на Ряжской?
— Не, на Бирюлёвской.
(показывает рукой) Прямо и направо.

И всё! Никакие гбоу-шмоу никого не интересуют, поверьте. Люди ищут просто «школу 902». Поэтому совет дизайнера: уберите эту аббревиатурную канцелярщину с навигационных указателей, потому что она в данном случае существенно затрудняет поиск нужного объекта, а следовательно, является визуальным мусором.

11 сентября   городская среда   дизайн

Гениальный кухонный девайс

Подставка для ложки/половника "Спрая"

Мой персональный приз «Лучший промышленный дизайн-2018» я без малейших сомнений вручаю — нет, не половнику, а белой керамической подставке, на которой он лежит. Называется она «Спрая», продаётся в IKEA, стоит 129 р.

Почему я считаю её гениальной? Потому что она донельзя проста и настолько же эффективна. Раньше я во время жарки и варки пробовал использовать разные другие подставки — в виде ложки, в виде продолговатого поддона, а не найдя среди них подходящей, пытался приспособить для этих целей небольшой пластиковый контейнер. Всё эти решения имели какой-либо значимый недостаток: удерживали ложку, но не годились для лопаточки для сковороды, или были слишком неэлегантны с виду, или недостаточно хорошо удерживали масло и еду, приставшие к лопаточке и падающие на стол, или легко опрокидывались, или слишком загромождали собой узкое пространство между плитой и стеной, куда я кладу эти приборы во время готовки.

А эта штуковина просто идеальна: прекрасно удерживает любые ложки, половники и шумовки, не занимает много места, опрятно выглядит и легко моется. При этом ложку удобно брать в руки, поскольку один её конец приподнят над поверхностью стола. По-моему, это отличный образец отличного дизайна: простое, функциональное и элегантное решение. Браво!

Подставка для ложки/половника "Спрая"
19 августа   дизайн   кулинария

Сходство удачное и не очень

Проектируя различные вещи, например, бытовые приборы или предметы городской среды, дизайнеры порой заимствуют формы у других объектов — как природного происхождения, так и сделанных человеком. Эта мимикрия может быть как удачной (поддерживающей замысел, стиль и функцию желаемым образом), так и не очень, как умышленной, так и случайной.

Дендроморфные фонари на Страстном бульваре
Дендроморфные фонари на Страстном бульваре

В центре фото — пример вполне желательного, уместного и сбалансированного сходства: дендроморфные парковые фонари на Страстном бульваре. Желательное и уместное — потому что эти фонари с их дуговыми, похожими на ветки, опорами и многочисленными лампами гораздо органичнее, чем обычные прямые одно- или двухламповые фонарные столбы, вписываются в природную парковую среду и сочетаются с ней. Сбалансированное — потому что они не имитируют деревья слишком сильно, до степени смешения: скажем, они не имитируют древесную кору или листву; это было бы, наверное, чересчур. В целом, довольно интересная и удачная «переходная» природно-урбанистическая форма.

А вот для сравнения ещё один объект дизайна городской среды — цветочные клумбы в саду «Эрмитаж»:

Цветочные клумбы в саду "Эрмитаж"
Цветочные клумбы в саду «Эрмитаж»

Не знаю, что скажете вы, но на мой взгляд они здорово напоминают другой распространённый объект городского ландшафта, а именно — мусорные контейнеры. Это неуместное сходство достигается не только характерной, узнаваемой геометрией (клумбы имеют вид тёмных коробов, сужающихся книзу и составленных вместе), но и другими, вспомогательными выразительными средствами — рамой из ржавой арматуры в виде треугольников с острыми углами, буквально говорящими: здесь лежит что-то сломанное или разбитое (возможно, строительный мусор), а также брутальной оградой из ржавых железных листов, хаотично налепленных на решётку.

В результате вместо райского уголка вся эта композиция имеет неприятный мусорно-кладбищенский оттенок и, несмотря на очевидные старания благоустроителей, отдалённо напоминает то ли помойку, то ли памятник жертвам войны, репрессий и т. п. На самом деле досадный просчёт, ведь сад «Эрмитаж» — чудесное место и однозначно заслуживает большей внимательности при оформлении своего ландшафта.

2 августа   городская среда   дизайн

Анализ социальной рекламы, или Дорога — не место для ребусов

Рекламный щит "Асфальт, я тебе не по зубам"

Этот рекламный щит, на мой взгляд, является хорошим примером неэффективной социальной наружной рекламы (а, соответственно, впустую потраченных бюджетных денег). Поскольку случай довольно типичный (и, кстати, не только для социальной, но и для коммерческой рекламы), давайте проведём подробный и последовательный анализ этого рекламно-социального креатива. Совершенно бесплатно!

Но сначала определимся с предполагаемой исходной задачей этой рекламы. Насколько можно судить по жёлтому тексту-подстрочнику, её назначение — заставить велосипедистов надевать шлем во время езды. А особенно во время езды по транспортным магистралям: ведь, наверное, именно поэтому эта реклама расклеена на придорожных щитах 6х3, а не во дворах или, скажем, на информационных досках у подъездов.

Итак, почему я утверждаю, что эта социальная реклама неэффективна? Ведь она же такая крупноформатная, полосатая и креативная?

Немного теории

Как мы с вами прекрасно помним, назначение рекламы — изменить чьё-либо поведение. Но для этого реклама обязана быть понятной тому, к кому мы с этой рекламой обращаемся. Человек не сможет изменить своё поведение, если он не понимает, что вы ему говорите. Понятность — самое первое, главное и общее требование любой качественной рекламы (как и любого другого сообщения). Если реклама нам непонятна, мы её игнорируем — как и все прочие непонятные и не особо интересные для нас сообщения.

Непонятная реклама — всё равно, что обращение на незнакомом вам языке. К примеру, на древнегреческом. Если к вам обратятся на древнегреческом и попросят надевать шлем во время езды на велосипеде, вы сможете выполнить эту просьбу? Нет. И вовсе не из-за лени или упрямства (которые также могут играть свою роль), но в первую очередь просто потому что вы просто не поняли смысл сказанного.

И разумеется, реклама должна быть понята не абы как, а правильно. То есть, именно так, как и было задумано.

Теперь смотрим на щит (см. фото вверху) и спрашиваем:

В какой ситуации аудитория воспринимает данный рекламный носитель?

Аудитория воспринимает его, находясь на дороге, в движении, в суете, мельтешении, перенасыщенности знаками и сообщениями - то есть, в ситуации повышенного уровня стресса и уровня стимуляции. А если вы, к тому же, не пассажир, а водитель личного или общественного транспорта, — вы ещё меньше склонны отвлекаться на всякую ерунду: вдобавок к тому, что вы устали, раздражены и опаздываете, вам ещё постоянно за дорогой следить надо.

Как работает восприятие в условиях стресса и переизбытка стимуляции?

В таких условиях психика начинает экономить ресурсы, вследствие чего восприятие реагирует на стимулы упрощённо, по принципу «чем заметней объект (то есть, чем он больше и ярче) — тем он важнее». И наоборот, чем меньше объект, тем менее значимым и важным он представляется. И с тем большей вероятностью человек в подобной ситуации его не заметит, проигнорирует.

Теперь попробуем взглянуть на этот щит глазами водителя, проезжающего по оживлённой городской трассе на скорости 40-60 км/ч. Что и в какой последовательности мы в таких условиях увидим и воспримем?

Предполагаемый приоритет считывания информации на рекламном щите во время движения
Предполагаемый приоритет считывания информации на рекламном щите во время движения

Скорее всего, проносясь мимо щита на скорости 40-60 км/ч, наш взгляд успеет выхватить самые крупные пятна: нечто круглое в шлеме (1) и слоган про асфальт (2). Впрочем, не исключаю, что слоган будет прочитан первым, поскольку он сходу понятнее, чем эта загадочная полосатая штуковина. Жёлтый текст с основным рекламным сообщением (3), не говоря уж про крайне странную фразу «всё равно?» на красном прямоугольничке (4), мы с большой вероятностью упустим, просто потому что они значительно мельче.

Что, если аудитория не заметит жёлтый текст про велосипед и шлем?

В самом деле, что, если мы случайно не прочитаем основной, главный рекламный посыл — текст «едешь на велосипеде — надевай шлем»? Останется ли вся эта реклама понятной? Чтобы это проверить, я попытался смоделировать такую ситуацию.

Рекламный щит с заретушированным основным рекламным сообщением
Щит с заретушированным основным рекламным сообщением

Я заретушировал эту надпись (см. фото), после чего показал эту картинку в течение нескольких секунд двум взрослым людям с солидным стажем вождения по городу. А затем спросил их, что, по их мнению, изображено на этом щите.

Первый водитель ответил: «Наверное, это что-то про безопасность вождения». Я попросил пояснить ответ и получил следующее: «Потому что тут написано про асфальт, а на чупа-чупсе надет шлем».

Второй водитель ответил: «Щит про то, что нужно беречь голову на дороге. Потому что нарисована голова в шлеме». Я переспросил: «А разве то, что в шлеме — это голова?» и показал картинку ещё раз. Респондент присмотрелся и сказал: «Нет… похоже, это не голова, это леденец. Это, наверное, реклама „Чупа-чупса“?»

Таким образом:

• Оба водителя даже не вспомнили про велосипедистов! Картинка и слоган в этом случае были ими восприняты как говорящие о безопасности на дороге в целом (не уточняя, для кого именно).
• Шлем был воспринят не как велосипедный, а, скорее, как просто шлем — символ защиты и безопасности.
• Леденец был воспринят не как леденец, а как голова в шлеме.

Кстати, ещё один респондент — не водитель, а пешеход — рассказал, что, когда впервые увидел этот щит, вообще не понял, о чём речь: «Леденец в шлеме… почему он асфальту не по зубам?… Бред какой-то».

Отсюда вывод: без текстовой «расшифровки» весь этот рекламный креатив (картинка + слоган) теряет смысл. Он неэффективен, поскольку сам по себе, «без перевода», недостаточно понятен.

Возможное замечание по поводу целевой аудитории

Мне могут возразить, что целевой аудиторией этой социальной рекламы являются вовсе не взрослые водители авто, а велосипедисты младшего школьного возраста (это, мол, явно для них леденец нарисован, и слоган такой задиристо-игривый, как раз для школьников). С этим я спорить не собираюсь. Но даже если это так, дело в том, что школьники на велосипедах будут воспринимать этот щит в той же самой ситуации — на городской автомагистрали, изобилующей стрессом и провоцирующей дефицит внимания. Так что шансы не заметить текстовую «расшифровку» у них примерно такие же.

Итого

  1. В ситуации «город-дорога-суета-стресс-дефицит внимания» имеется большая вероятность, что основной рекламный посыл этой рекламы, а именно — текст «едешь на велосипеде — надевай шлем», не будет замечен. Причина: он слишком мелкий в сравнении с другими объектами на щите.
  1. Если это произойдёт, то весь рекламный щит потеряет смысл, или же его смысл будет существенно искажён. Мой экспресс-тест подтверждает эту гипотезу. Выходит, что две строчки про велосипед и шлем выполняют критическую роль «перевода с иностранного языка»: без них вся эта реклама становится совершенно беспомощной и перестаёт работать должным образом, поскольку превращается в ребус.
  1. А если реклама не работает (или работает неправильно) — она неэффективна.

Можно ли повысить эффективность этой рекламы?

Да, конечно. Вот быстрый способ:

• Леденец и слоган про асфальт выкинуть;
• В качестве слогана крупно поставить фразу «Едешь на велосипеде — надевай шлем»;
• В качестве визуала поставить одного-двух улыбающихся детей (портрет или по пояс) на великах, в нормальных, узнаваемых велосипедных (а не мотоциклетных) шлемах.


P. S. Мне могут сказать, ой, скучно! А как же креативный леденец? А как же креативный слоган про асфальт? Я скажу: а для чего нужен красивый, но маловразумительный креатив? Что именно он рекламирует? Поскольку в данном случае речь идёт о безопасности, тут как нигде важна понятность и ещё раз понятность. Городские дороги — не место для креативных ребусов.

30 июля   дизайн   реклама

О разборчивости шрифта

Есть такой типографический термин — разборчивость. Разборчивый шрифт (и текст, им набранный) — это такой, в котором вы легко можете отличить одну букву от другой и не путаете их друг с другом. Неразборчивый — это такой, читая который вы постоянно спотыкаетесь, чертыхаетесь и поминаете дизайнера шрифта добрым словом, пытаясь отличить Б от В, П от Н — и т. д.

Гулял я тут по центру, обнаружил две вывески. Одна хорошо иллюстрирует, что такое неразборчивая типографика. Вторая, наоборот служит примером высокой типографической разборчивости. И что особенно интересно, обе эти вывески висят на одном и том же здании — театре «Россия».

Вот типографика пониженной разборчивости.

Вывеска Pizzelove

Из-за скачущих, разномастных букв, неожиданно мелкой, втянувшей голову в плечи строчной i, двоящейся второй z и увесистого верхнего росчерка у третьей, я некоторое время щурился, шевелил губами и наконец прочёл: ПИЗЗЕЗОВЕ.

Почему я ошибся? Во-первых, L выглядит как Z. Во-вторых, это странное, вычурное слово я вижу впервые. Соответственно, я понятия не имею, из какого оно языка и как оно правильно читается. Потом я, конечно, прочёл его правильно, но в результате так и запомнил: пиззезов. (Мне могут сказать, да какая разница? Главное, что запомнилось. Э-э, не скажите. Мне, к примеру, не хочется обедать в пиззезове. Даже и не знаю почему.)

А вот для сравнения типографика повышенной разборчивости, чёткости, реальности и конкретности:

Вывеска #Щасспою

Как и в первом примере, написание также новаторское: мы ведь не пишем «щас», и не пишем слова слитно. Тем не менее, считывается идеально и правильно. С первого раза. (Да-да, я вижу решёточку и задним числом понимаю, что название одновременно представляет собой модный хэштэг. Но меня интересует не хэштэг как таковой, а его содержимое, поэтому я обращаю внимание на буквы в первую очередь.)

2018   дизайн   реклама   типографика

Евро ассоциэйшен

Вчера мне впервые довелось подержать в руках новые купюры в 200 и 2000 рублей, выпущенные Банком России в октябре 2017 года. Что можно сказать, пристально глядя на их дизайн? Судите сами: вот евро, вот рубли, смотрите не перепутайте в спешке…

Новые купюры Банка России — в левом верхнем и правом нижнем углах.

Неужели тот самый «евро ассоциэйшен», о котором в далёком 2015-м нас предупреждал тогдашний министр спорта Виталий Мутко в своей памятной речи (см. видеоролик), таким вот малопредсказуемым образом взял да и подкрался незаметно? Или это у меня одного такие ассоциэйшен?

В сравнении с евро, у новых рублёвых купюр имеется примечательное информационно-технологическое новшество. А именно — QR-код (см. ниже), ведущий на страницу Банка России с подробным описанием этой купюры и всех признаков её подлинности, защищающих от подделки; таких признаков, например, на 2000-рублёвой купюре я насчитал более тридцати.

Для тех, кто не в курсе, что такое QR-код (а я знаю таких людей): это во-он тот пёстренький квадратик в белой рамочке.

Зачем, вы спросите, понадобилось с помощью кода увековечивать доступ к этой информации? Ну, мало ли. Представьте: пошли вы, к примеру, вечером в булочную с крупной купюрой. Вам выдали сдачу. А одна банкнота ну такая подозрительная, такая подозрительная! Так вот теперь вы можете достать смартфон, сосканировать код и не спеша проверить все тридцать признаков её подлинности прямо на месте. Практически не отходя от кассы. Правда, для проверки желательно носить с собой 10-кратную лупу, а также инфракрасную и ультрафиолетовую лампы. Но всё это, я уверен, всегда при вас.

2018   быт   дизайн

Как правильно есть палочками

Зашли тут как-то в сушечную. Пока ждём заказ, я изучаю оформление упаковки для палочек. «Она статична… Она подвижна…» — читаю я мелкий текст на обороте. (Думается, всё же правильней было бы написать не «подвижна», а «динамична» — раз уж вначале палочка «статична».)

Так или иначе, такая инструкция не способна научить новичка правильно держать палочки. И даже не столько потому, что картинки очень маленькие, сколько потому, что инструкции чересчур краткие и сформулированы не лучшим образом. Но давайте вначале внимательно прочём текст:

А) «Положите одну палочку на сгиб большого пальца». Скажите, что считать «сгибом большого пальца»? Место стыка фаланг? Так ведь таких точек две, как и фаланг на большом пальце… Следующий вопрос: на какую сторону этого сгиба класть палочку — внутреннюю или наружную? С точки зрения профи вопрос дурацкий, но не забывайте, я ж типа как новичок, откуда мне знать?… Итак, поскольку сторон у каждого сгиба большого пальца две, а самих сгибов тоже два, у нас 2х2=4 возможных точки, на которую можно положить первую палочку. И это, дамы и господа, только начало хаоса! Потому что есть ещё вторая палочка, и с ней нам тоже надо каким-то образом совладать:

B) «Вторую держите как карандаш. Она подвижна». Если я (новичок, напоминаю!) возьму палочку как карандаш и начну добиваться от неё подвижности, что я буду делать? Скорее всего, я стану крутить всей кистью, ибо именно так мы обычно двигаем карандашом, когда держим его в руке. В комплекте с пунктом «А» получится форменный epic fail.

C) «Приятного аппетита!» — желает нам третий пункт инструкции (его текст остался за кадром). Что звучит саркастически, если не вовсе издевательски: ни один из двух моих сотрапезников-новичков — а это вполне сообразительные люди, уверяю вас — не смог по этим инструкциям не то что ухватить ролл, но и вообще удержать палочки в пальцах сколько-нибудь комфортным и безопасным для себя образом. Мне пришлось им показывать всё это собственноручно.

Поэтому знаете, что бы я вам предложить, уважаемые изготовители палочек? Нет, не увеличить картинки. И не переписать инструкции. И даже не издать их отдельным томом в чёрном кожаном переплёте с тиснёными золотом иероглифами. В мире, где у каждого посетителя есть смартфон, а в кафе — бесплатный Wi-Fi, всё это будет, возможно, красиво, но неэффективно. Как пользоваться палочками, лучше всего объяснять не картинками с текстом, а показывать. Медленно. Последовательно. Два-три раза. Обращая внимание на типичные ошибки новичка (например, такие как держание палочек слишком близко к началу).

Как всё это реализовать за те же деньги, без увеличения себестоимости? Например так:

Таким образом, вместо того, чтобы скучать в ожидании заказа, клиент-новичок достаёт смартфон, сканирует QR-код, смотрит ролик и учится правильно держать эти, япона-мать, палочки. А когда приносят заказ — с опозданием, как обычно — он нисколько не переживает, а наоборот, рад, поскольку уже умеет ими пользоваться.

ご清聴ありがとうござい!


P. S. Читатель Дмитрий рекомендует заменить QR-код текстовой ссылку на специально придуманный для этого сайт, поскольку, с его точки зрения, 1) QR-код — это прошлый век; 2) набирать на клавиатуре быстрее, чем сканировать код и 3) лично он, к примеру, даже не знает, где у него в смартфоне находится приложение-сканер. Поскольку я сомневаюсь в абсолютной справедливости пункта «2», и знаю, где в моём смартфоне находится сканер, но при этом мне действительно нравится идея специального сайта с роликом-инструкцией, я бы, наверное, оставил и код, и сайт: одно другому не мешает.

2018   дизайн   упаковка

Книга Дэвида Роуза «Будущее вещей»

Дэвид Роуз — изобретатель, предприниматель и преподаватель медиалаборатории Массачусетского технологического института. В книге «Будущее вещей» он делится своим видением того, какими путями могут далее развиваться технологии, и чему следует отдавать приоритет, разрабатывая дизайн вещей будущего.

Четыре пути развития технологий будущего

По мнению Роуза, на сегодняшний день есть четыре основных ветки развития технологий и дизайна, которые он называет технологическими «мирами»:

1. Мир терминалов («Деспотия стеклянных пластин») — по существу, дальнейшая модификация всевозможных устройств с экранами. К этой категории относятся не только собственно терминалы, но и, конечно же, персональные компьютеры и смартфоны. Похоже, автор книги совсем не в восторге от этого направления: по его словам, эти устройства «пассивны и безлики, они просто ждут ваших указаний… Смартфон не в состоянии реализовать какое-либо фундаментальное человеческое стремление с эффектом очарования.»

2. Мир технопротезирования — технологии носимой, встраиваемой в организм человека электроники, делающие из человека «сверхчеловека», или, словами автора, «постчеловека». Уже сегодня сюда можно отнести, например, экзоскелеты и очки дополненной реальности типа Google Glass, индикацию на лобовом стекле транспортных средств и т. п. Эти вещи вдохновляют Роуза куда больше, однако ему очень не хотелось бы, чтобы подобные технологии использовались бы исключительно в военных целях:

«Я хочу увидеть бионического музыканта, изобретателя, архитектора, градостроителя! Подумайте только, каких высот добились бы такие киборги в своем деле!»

3. Мир технологий, заимствующих человеческие черты — это различные варианты антропоморфных социальных роботов, способных вызывать у людей эмоциональную реакцию. Пример из современности — бытовой робот-пылесос Roomba или робот-андроид Асимо от Honda:

Робот-андроид Асимо производства Honda Robotics

Такие устройства будут стараться расположить нас к себе, сформировать привязанность, имитируя человеческие отношения. Чтобы люди эмоционально привязывались к вещам, дизайнеры, ответственные за облик роботов, игрушек и сотен других вещей эксплуатируют эффект под названием «неотения» — умиление, который обычно вызывает детский облик (большие глаза, непропорционально большая голова и т. п.)

Стирание границы между человеком и машиной ставит серьёзнешие моральные дилеммы; к тому же роботизация уже сегодня ставит под угрозу жизнь людей:

«Беспилотники, наиболее впечатляющий и широко используемый тип робототехники сегодня, нарушают все три постулата [три закона робототехники, сформулированные писателем-фантастом Айзеком Азимовым в рассказе Хоровод]. Они созданы для убийства и причинения вреда человеку (первый закон), они повинуются приказам, которые подразумевают нанесение вреда человеку (второй закон), и заботятся о своей безопасности только для того, чтобы и дальше нарушать первые два закона (третий закон).»

4. Мир волшебных вещей. Волшебными вещами автор называет обычные вещи, ставшие необыкновенными  — и при этом сохраняющие способность вызывать эмоциональный отклик:

«Волшебные вещи начинаются как обычные предметы — ручка, кошелек, ботинок, лампочка, стол. Потом эти обычные вещи дополняются — расширяют свои возможности встроенными сенсорами, приводами, модулями беспроводной связи и процессорами, становясь необыкновенными. Преображённый технологиями объект обретает таким образом новую силу и расширяет области своего применения. Получив доступ к Сети, он становится более полезным, информативным, удобным для восприятия и пользования. Превращаясь из обычной в необыкновенную, вещь вызывает новый эмоциональный отклик и делает вашу жизнь более насыщенной.»

Почему автор именует такие вещи волшебными? Во-первых, потому, что, как гласит цитата, вынесенная в эпиграф книги, «любая достаточно развитая технология неотличима от магии». Во-вторых, подобные предметы задолго до своего реального появления были описаны в мифах, народных сказках и прочих фантастических произведениях. Это не случайно, ведь магические предметы воплощают наиболее желанные для людей стремления и сверхспособности:

Всеведение: желание обладать огромными знаниями, в том числе о будущем.
Телепатия: желание иметь доступ к мыслям и чувствам окружающих.
Неуязвимость: желание обладать защитой от любых угроз.
Бессмертие: желание быть здоровым и жить вечно либо очень долго.
Телепортация: желание легко, быстро и с удовольствием перемещаться в пространстве, жить вне физических границ и пределов.
Самовыражение: желание быть продуктивным, полностью выражать себя всеми доступными средствами.

Волшебные объекты формируют особые, доверительные взаимоотношения с человеком благодаря способности уважать наше время и внимание. На основании наблюдений и личного опыта автор выделяет семь качеств волшебных объектов, которые несвойственны вещам мира терминалов, робототехники и технопротезирования.

7 качеств волшебной вещи:

1. Преаттентивность (буквально: «предшествование вниманию») — способность вещи выполнять свою функцию предельно понятным человеку способом, требующим минимум умственных усилий. Например, преаттентивный дисплей даёт человеку ровно тот объем информации, который необходим и достаточен для принятия решения, без перегрузки лишними деталями. Это позволяет человеческому мозгу отлавливать нужную информацию в фоновом режиме, «краем глаза», отсеивая всё ненужное — и делать это невероятно быстро (всего за четверь секунды!)

2. Управление жестами. Как сделать, к примеру, мусорное ведро волшебным? Элементарно! Пусть оно открывает крышку в ответ на приближение руки к нему:

Сенсорное мусорное ведро simplehuman® Butterfly

Автор книги пошёл ещё дальше и разработал для Amazon прототип мусорного ведра, который считывает штрихкод и может заказать по интернету товар, упаковку которого вы только что выбросили.

3. Доступность. Падение цен на вычислительную технику позволяет изобретать всё новые способы её встраивания в привычные объекты, а сопутствующие наценки оказываются настолько малы, что остаются просто незамеченными потребителем. (К примеру, встраивание камеры и беспроводного датчика обходится меньше, чем чашка кофе.)

4. Носимость. Волшебные устройства должны быть портативными, но при этом удобными в использовании. К примеру, камера Google Clips, полностью управляемая самообучаемым искусственным интеллектом, весит 43 грамма:

Камера Google Clips

5. Долговечность. Волшебные вещи могут быть практически не подвержены износу и служить вам десятилетиями. Пример: кофейный столик слушает вашу беседу и распознает в ней имена и названия мест, отмеченных в Facebook, и, как только он обнаруживает совпадение, снимки выгружаются на экран, вмонтированный в столешницу. При этом экран — прочный и водонепроницаемый, и легко переживёт пролитую на него чашку кофе.

Должен заметить, что, в отличие от Дэвида Роуза, я не очень-то верю в долговечность технологических устройств. Во-первых, технологические новинки слишком быстро эволюционируют, вытесняя одна другую и зачастую теряя обратную совместимость. Скажем, будете ли вы продолжать пользоваться вашим любимым DVD-проигрывателем, если индустрия вовсе перестанет выпускать DVD-диски? Станете ли вы ремонтировать ваш любимый блендер, если стоимость ремонта почти равна стоимости нового прибора?.. Во-вторых, компании, производящие электронику, обычно не склонны бывают делать их долговечными, ведь это им попросту невыгодно. Наоборот, чем быстрее устройства будут выходить из строя, тем чаще вы будете покупать новые, не так ли?

6. Удобство пользования. Это, наверное, понятно без каких-либо дополнительных объяснений. Чем удобней вещь, тем она волшебней, даже если она в других отношениях совершенно обычная.

7. Способность объекта вызывать эмоцию, или импонирование, возникает в основном благодаря приданию неодушевлённым устройствам человеческих черт, особенно детских и вызывающих умиление.

«Никому не нужны грубые, неотёсанные, навязчивые, оглушительно громкие вещи. Однако они могут постоянно демонстрировать нужду в заботе и внимании подобно тамагочи… Устройства и услуги (а также их создатели) должны обладать хорошими манерами, если мы хотим, чтобы их владельцы пользовались ими долго и счастливо.»

Пример волшебного устройства: Ambient Orb

Дэвид Роуз демонстрирует Ambient Orb (фото: Robert Spencer/AP, wbur.org)

Автор книги Дэвид Роуз — не только писатель и учитель, но и изобретатель. Ему принадлежит идея светящейся сферы Ambient Orb, которая может в режиме реального времени отслеживать интересующую вас информацию, доступную онлайн, и сигнализировать об этом при помощи изменения своего цвета.

«Например, вы можете выбрать индикацию содержания аллергенной пыльцы в воздухе с привязкой к району вашего проживания, чтобы заранее приготовить свои антигистаминные таблетки. Сфера может проинформировать о том, подходит ли скорость ветра для того, чтобы выйти в море под парусом, или о том, как меняется курс ваших акций на бирже. Вы можете изменить предмет отслеживания в зависимости от своих потребностей, или сезона, или того, что беспокоит лично вас — например, рейтинг этой книги на Amazon…
Задачей сферы не является передача информации в деталях. У нее нет экрана, на котором отображались бы конкретные числовые данные о проценте пыльцы в воздухе, скорости ветра или ваших потерях на бирже. „Прочитать“ ее можно в долю секунды, и она является волшебным объектом именно потому, что требует так мало внимания.»

Демонстрация принципа работы Ambient Orb (на английском):

Купить электронную версию книги «Будущее вещей»

2018   дизайн   книги